Российские немцы-трудоармейцы, Богословлаг
   
RusDeutschО ПРОЕКТЕТЕКСТЫ  ПОИСК ПО БАЗЕ  КАРТОГРАФИЯДОКУМЕНТЫБИБЛИОГРАФИЯОБ АВТОРАХ

Цейзер К.

Дважды мобилизованный

(Герберт Александрович Прейс)*

 Известно, что изданы минимум четыре постановления Государственного комитета обороны, согласно которым «весь народ немецкой национальности должен быть мобилизован в трудовую армию». Первое из них от 10 января 1942 года. Кроме того, было общее постановление Совета Народных Комиссаров СССР и ЦК ВКП(б) от 24 октября 1942 года. Итак, за годы войны в трудармию были мобилизованы почти все немцы мужского пола в возрасте от 18 (зачастую и 16) до 55 лет. Сюда вошли и девушки, женщины в возрасте до 50 лет, не имевшие к этому времени детей в возрасте до двух лет.

Надо надеяться, что когда-нибудь будет сосчитано, сколько человек прошло через трудармию, которая являлась одним огромным лагерем. И сколько же из них не вернулось обратно, нашедших свой последний приют в безвестных массовых захоронениях. Но сегодня хотел бы я рассказать об одном из них, пережившим все тяготы трудармии. В его судьбе, как в капле воды отражены судьбы всех бывших трудармейцев. Это житель Кустаная, пенсионер Герберт Александрович Прейс.

8 сентября повестку районного военного комиссариата принесли прямо в школу. Герберт был вызван к директору школы. Он не первый был призван на фронт. Но интересно, что в военном комиссариате будет сказано? Ведь еще за три года до службы в рядах Красной Армии на мандатной экзаменационной комиссии его спросили: «Скажи, Прейс, где твой отец?». Он хотел бы и сам знать, где находится его отец. В 1933 году был он арестован и до сего дня никто об этом не мог ему сказать, где его отец. Поэтому сказал он честно, что он этого не знает. «Ты врешь!» - закричал человек в штатском, - «ты сын врага народа?».

Ком подкатил к горлу, перехватило дыхание. Герберту хотелось кричать, что это неправда, что его отец не мог быть врагом народа. Но он не закричал, так как известное выражение Сталина свербило у него в мозгу: «Сын за отца не отвечает».

Его служба на этом тогда и закончилась. О чем можно говорить, когда враг не только у порога, но уже в доме, уже и Киев бомбят, и, если напрячь слух, то можно услышать артиллерийскую стрельбу. Только неизвестно, чьи орудия стреляют. Конечно наши. Почти два месяца длится война, пришло время прогнать с украинской земли врагов. «Чтобы прогнать врага, нас тоже призовут», - думал Герберт, когда они ночью из Ровенки шли в Луч, где находился сборный пункт. Тогда ему не показалось странным, что в неорганизованных мужских отрядах были одни немцы. Люди терялись в догадках. Одни думали, что их пошлют на фронт, другие, вспоминая, что происходило в первую мировую войну, говорили, что их пошлют строить оборонительные укрепления. В Красный Луч стекались, наверное, со всего Донецкого бассейна, вспоминает Прейс. И тоже все немцы.

Воинский состав, громыхая на стыках рельс, шел по направлению Урала, и это поняли необычные пассажиры, когда проехали станцию Лиски и вовремя. Через пять минут после нашего отъезда станция была разбита немецкими бомбардировщиками.

В Свердловске отряды и подразделения были перераспределены. Те, что ехали в глубокий тыл на работу, были озабочены тем, куда они едут, и какая работа им предстоит. Но главный вопрос был: зачем нужна охрана и зачем было объявлять, что они должны походным строем по приказу двигаться только вперед: «Один шаг влево или вправо считается побег. Сопровождающие солдаты могут открыть огонь».

21 или 22 сентября прибыли они на конечную станцию Турьинск. Здесь предстояло им построить Богословский алюминиевый завод. С наступлением осени сюда привезли многих земляков, жителей села, среди них так же хорошо знакомый его отца – Вайнштейн.

 К нашему прибытию, рассказывает Герберт Александрович, были подготовлены бараки с двухъярусными нарами. Проходя между нарами, я в первый же день заметил гвоздем или другим острым предметом нацарапана надпись: «Прейс О.Е. и Е.Е.». О, Господи! Наверное, здесь были мои репрессированные дяди (расстреляны в Мариуполе). Я был уверен, что это были они.

Пока они находились на карантине и заготавливали дрова на зиму, устраивались, чувствовал себя Герберт, как и остальные совсем хорошо. Но пришло время выходить на стройплощадку. Герберт попал в бригаду Вайнштейна на земляные работы. К тяжелому физическому труду он не был приспособлен, в детстве часто страдал плевритом. И за три недели полностью обессилел.

«Да, мой сын», - рассуждал Вайнштейн, - «бог наградил тебя высоким ростом, но не силой и здоровьем. Ты погибнешь, если мы что-нибудь не придумаем».

На пересменке подошел Вайнштейн к мастеру и нарядчику. «Возьмите от меня этого парня» - сказал он им. «Видите ли, крепкие люди этого не выносят, а здесь находятся только малорослые». И его просьба была исполнена. Герберт был переведен помощником старшего контролера.

Люди, получающие плохое питание уже в первые недели дошли до истощения. При наступлении холодов появились и первые жертвы. Герберт чувствовал себя тоже больным. Но кому должен он был на это жаловаться? Утром расставался он с бригадой все еще на стройплощадке, в дневное время выполнял поручения, вечером встречал своих друзей, возвращающихся на отметку.

Однажды пришла медицинская контрольная комиссия. Врачи сделали обход бараков, часто заполняя прямо на местах бумаги об освобождении от работы, как они говорили «актирование». После пересменки потянулись многие с всевозможными недугами на комиссию. И Герберт решился на прием. Так.получил он освобождение.

Тех, кто получил освобождение от трудармии, отправили в район Семипалатинска. Вышли на станции Жангизтобе. Кто мог двигаться, шел пешком 20-30 километров в районный центр для трудоустройства с жильем. Совсем слабые остались в пристанционном поселке.

Достойно восхищения то, что как только люди становились свободными, как только попали к местным жителям на содержание, начали быстро выздоравливать. И почти все они начали работать, некоторые на производстве, некоторые в горном деле. Герберт работал в полеводческой бригаде и готовился к предстоящей весне.

Однако весной 1942 Герберт Прейс с товарищами и призывниками из колхоза был снова призван в трудармию. «В этот раз я был научен», - говорит он. «На остановках каждой станции бежал я к пункту продовольственного обслуживания. Я готовил себя, так сказать, питался».

На для многих трудармейцев известном «Бакалстрое» попал Герберт Прейс в шлеппербригаду (тягловую, буксирную). Он возил тачки с землей и щебнем на строительство дорог. Но его энергии и здоровья хватило ненадолго. К прежде больным легким прибавились боли в ногах, ступни ног опухли, открылись раны. Долго не хотел обращаться к врачу, боялся, что его объявят больным, а это значит уменьшение рациона, но был вынужден.

Но как оказалось, врачи особенно не спешили объявлять пациента больным. И врач Илк не записал Герберта больным, но перевел в свое распоряжение для приготовления из еловой хвои отвара – это единственное противоцинготное средство.

Так проходили одна неделя за другой. Герберт то поправлялся и попадал снова в бригаду, то здоровье его ухудшалось, и тогда его переводили на кухню, где всегда можно было получить лишнюю тарелку баланды, более густую. Впрочем, врач Эдуард Александрович Илк, как рассказывает Герберт Александрович, спас этим многим трудармейцам жизнь, посылая их в котловое помещение на работу по приготовлению елового настоя – лекарства от цинги или на кухню.

После всех трудностей трудармии герой нашего рассказа прошел свой После всех трудностей трудармии герой нашего рассказа прошел свой длинный путь до конца. Он остался, если не здоров, то хотя бы живой. Здесь же освоил он новую профессию и стал бухгалтером. По этой профессии работал он в Кустанае до ухода на пенсию.

Когда он в наши дни вспоминает обо всем прожитом, то говорит: «Это порой невероятно, что один человек может все это вынести».

*Константин Цейзер Дойче Альгемайне Кустанай. 01.02.1992 26.03.2006

Многоуважаемая Полина Кузьмина!

Высылаю по Вашей просьбе заметку о моем пребывании в трудармии на Богословстрое гор. Краснотурьинска, которая была помещена в газете «Дойче Альгемайне». Она опубликована и составлена журналистом этой газеты господином Цейзер Константином Васильевичем, с которым я познакомился в г.Кустанае в «Возрождении».

Мои анкетные данные: Прейс Герберт Александрович, 06.05.1922 г. рождения. Уроженец села Бергталь (Мирское) Роза-Люксембургского сельсовета, Ровеньковского района Луганской области. Украина. Женат с 12.07.1948 г. Жену зовут Прейс (дев. Бислингер) Мария Ивановна 06.12.1923 г.р. Тоже была в трудармии с декабря 1942 по август 1947 г. Переехали в Германию 12.12.1996 г.

По телефону: Прибыли в Краснотурьинск 22 сентября с Украины. Поселили в пустой готовый лагерь. С ним были мобилизованы: Гольбек Владимир Генрихович, 1921 г.р.; Фиц Андрей, 1921 г.р.; Фаст Герман Павлович, 1921 (22) г.р.; Фаст Лейбех Карлович 1924 (25) г.р.; Поль Владимир, 1919 г.р.; Обердорфер Константин Владимирович, 1923 (Ровеньки); Баун Арнольд Васильевич, 1919 (Ровеньки); Битнер Виктор Константинович, ? (Ровеньки); Штерлинг Иоганн Иоганнович, 1910; сыновья Иван и Фридрих (Клейвертер); Ламерт Александр, Ратке Томас, Ратке Эмиль (все Либенталь); Бенс Федор, 1921, Гоф Александр, 1922; Клейн Отто, Резе Яков.

*Перевод с немецкого и подготовка к печати П.М.Кузьминой.


 

Информационный центр: inform@rusdeutsch.ru
г. Москва, ул. Малая Пироговская, д. 5, оф. 51
Телефон: +7 (495) 531 68 88,
Факс: + 7 (495) 531 68 88, доб. 8

Частичное или полное использование материалов сайта возможно только с разрешения правообладателя.

разработка сайта ВебДом.Ру