Российские немцы-трудоармейцы, Богословлаг
   
RusDeutschО ПРОЕКТЕТЕКСТЫ  ПОИСК ПО БАЗЕ  КАРТОГРАФИЯДОКУМЕНТЫБИБЛИОГРАФИЯОБ АВТОРАХ

   Паэгле Н.М.

Доктор  Франк*

[…]До 1953 года Александр Генрихович считался спецпоселенцем и ежемесячно проходил сверку в комендатуре. Это было морально тяжело, унизительно. В августе 1953 года доктор Франк был по сокращению штатов уволен из Богословлага. Это было единственное и самое замечательное сокращение в его жизни.  С этого же времени он - хирург второй городской больницы Краснотурьинска. С 1955 года - уролог, с 1959 заведующий хирургическим отделением, с 1961 года - главный хирург города Краснотурьинска. Красноречиво о его деятельности в этой должности говорят многочисленные публикации в городской газете «Заря Урала» и областной «Уральский рабочий», посвященные доктору Франку. В 60-70- е годы они в выходили в прессе с завидным постоянством. Даже не зная Александра Генриховича, чувствуешь ту народную любовь, которой он был справедливо удостоен, и ту степень ответственности, которую он, никогда не боялся взваливать на свои плечи. Дар врачевания ему был дан от Бога. Иначе, как объяснить его решительность на проведение самых сложных по тем временам операций? Он один из первых в области провел  операцию на легких,  освоил операции на позвоночнике при дискозах, не менее успешной была практика оперирования почек. По инициативе доктора Франка еще в 1955 году в Краснотурьинске впервые в области был применен как средство обезболивания эндотрахеальный наркоз, в то время, когда метод оживления делал в отечественной хирургии только первые шаги. Об этом и о многом другом он рассказывал в научных статьях, опубликованных в журналах «Хирургия» и «Вестник хирургии». Но красноречивее всего о его хирургической практике рассказывают спасенные пациенты.  «У нас на шахте случилась авария, - вспоминает Виктория Яковлевна Сергиенко. Мы с мужем вместе работали в Богословском рудоуправлении, а в шахте в тот момент находились на разных уровнях. Муж попал под завал. Когда его подняли на поверхность, в прямом смысле слова, места на нем живого не было. Кроме многочисленных внешних переломов, у него были разорваны все внутренние жизненно важные органы. Его доставили в больницу, вышел Франк и сказал мне, чтобы я вызывала родителей мужа. Сказал мне так, а сам ушел его оперировать». Мы сидим втроем на кухне у Сергиенко. Я, Виктория Яковлевна и Нина Михайловна. Женщины вспоминают, вытирая слезы и помешивая ложечкой чай. Раньше в этой квартире жила семья Франк и Нина Михайловна чувствует себя здесь, как дома.  «После того, как Александр Генрихович заштопал Мишу изнутри и снаружи, и поднял его на ноги, мы и подружились, - продолжает Виктория Яковлевна. - Франк всегда говорил, что такие пациенты, как мой муж, остаются в памяти надолго. А с Михаилом их связала многолетняя дружба. Когда Александр Генрихович с Ниной Михайловной решили уехать из Краснотурьинска поближе к сыновьям, то эту квартиру оставили нам. Для Франка невозможного не было, перед ним открывались двери любых кабинетов». Он взял реванш у судьбы, теперь сам, диктуя ей условия, а не подчиняясь им.  «С ним было жить легко, - говорит опять Нина Михайловна. - Он умел оградить меня от всяких проблем и больших забот. Он все делал в квартире своими руками, он прекрасно готовил, он планировал всю нашу семейную жизнь, где все было подчинено правильному образу жизни. Мы вместе ходили в лес, мы много путешествовали, посетив 16 стран мира. Он любил баню и бассейн, был оптимист и жизнелюб. Он всегда, где бы ни был, и как бы не был занят, помнил о семье. Он любил своих сыновей, он многому их научил. Когда наш сын Миша, родившийся в 1958 году, стал получать паспорт, то Александр Генрихович предложил ему взять мою фамилию, которую он настоял, чтобы я оставила при нашей регистрации. Но Михаил ответил: «Нет, я буду носить твою фамилию, потому что горжусь тобой». Александр Генрихович никогда не вспоминал вслух о своем прошлом, хотя и вряд ли смог забыть о нем. Неслучайно ведь, и сыну предложил, отказаться от немецкой фамилии, видимо, даже в 70-х годах не уверенный в его безопасности. А ведь газетные полосы пестрели рассказами о знаменитом хирурге, об общественной деятельности коммуниста Франка и его научных трудах. Спасенные пациенты писали благодарности, а руководители города считались с мнение члена горкома партии, депутатом областного Совета, главным хирургом города А.Г.Франком. Он утвердил себя в жизни сам. Что думал этот человек, читая, в 1973 году в городской газете Заря Урала следующие строчки о себе «Студенту Омского государственного института имени Калинина Александру Франку предсказывали большое будущее. После получения диплома врача в грозном 1941 году он был оставлен в институте клиническим ординатором на кафедре факультетской хирургии. Но в эти тяжелые годы жизнь распределяла будущее этих людей по-своему, она посылала их туда, где они были более нужны»?.. Что думал по этому поводу Александр Генрихович, мы уже никогда не узнаем. Но вряд ли он считал свой труд на лесоповале Северного Урала более целесообразным, чем спасение людей на передовой Великой Отечественной войны. Ни об одном из них, из трудармейцев 40-х, тогда правды не писали. Впрочем, правдой было и другое. То, что он сделал более 10 000 операций, стал Заслуженным врачом России, Почетным гражданином города Краснотурьинска, где и сегодня в краеведческом музее хранятся трудовые награды доктора Франка, среди которых орден Трудового Красного Знамени[…]

 *Отрывок из статьи Паэгле Н.М. Трудное счастье мое  в книге: Паэгле Н.М. За колючей проволокой Урала. Т.2. - Краснотурьинск, 2006. - С.177-184.

 

Информационный центр: inform@rusdeutsch.ru
г. Москва, ул. Малая Пироговская, д. 5, оф. 51
Телефон: +7 (495) 531 68 88,
Факс: + 7 (495) 531 68 88, доб. 8

Частичное или полное использование материалов сайта возможно только с разрешения правообладателя.

разработка сайта ВебДом.Ру