Российские немцы-трудоармейцы, Богословлаг
   
RusDeutschО ПРОЕКТЕТЕКСТЫ  ПОИСК ПО БАЗЕ  КАРТОГРАФИЯДОКУМЕНТЫБИБЛИОГРАФИЯОБ АВТОРАХ

Паэгле Н.М.

Камень для плотины*

 (Рейтер Андрей Александрович)

[…]Сосновка – один из самых  молодых поселков в Карпинском районе, хотя жизнь еще в девятнадцатом веке проходила  недалеко, в Баронском, расположенном отсюда километрах в двадцати. Это же болотистое  место люди обходили стороной. Основанием Сосновки считают 1945 год, когда из Краснотурьинска, из зоны Богословлага, сюда были направлены первые немцы-трудармейцы для заготовки леса, необходимого для строительства корпусов Богословского алюминиевого завода. 

-А нас привезли уже в 46-ом, - рассказывает Андрей Александрович Рейтер, - сторожил поселка. – Тогда здесь только три барака стояло, общежития для мужчин.  Все мы были из бывшего лагеря, говорили между собой  по-немецки, русский знали плохо. Колючей проволоки здесь не было, вышек с охранниками тоже, но и свободнее мы не стали. Я был старшим по бараку и со списком ходил к коменданту отмечать всех. Комендант тот и сейчас живет в Краснотурьинске, видел я его, вениками на базаре торгует.

Дом Андрея Александровича расположен на возвышенности, улица тоже Нагорной называется. На старых фотографиях первые бараки и, правда, стоят среди болота, подходы к ним по высоким лежневкам, вокруг – сосновый бор. Вот и назвали это место впоследствии Сосновкой.

Работал я грузчиком в лесосеке  и на нижнем складе. В лесу в те годы  лошадка уже лес грузить помогала. Тянула вверх по наклонной плоскости сваленные хлысты, а мы потом затаскивали их в машину, - говорит Андрей Александрович.

Смотрю я на него, хрупкого, невысокого роста, и не представляю его в роли грузчика огромного хлыста…

Разъезды, участки в лесу, поселения – все обозначалось номерами. Эта система была принята в НКВД с учетом особой секретности. Поэтому все воспоминания невольников Северного Урала пронумерованы. И Сосновка была сначала не поселком, а 30 кварталом. Несмотря на то, что бараки стояли среди болот, питьевой воды здесь не было, что очень затрудняло положение первых людей, прибывших сюда. И все же это место было райским по сравнению с лагерем. Здесь их уже не били, не пугали автоматной очередью, не травили собаками. А работы они никакой не боялись.

-После заготовки леса перевели меня на нижний склад, опять грузчиком. Там я и доработал до пенсии, - словно, подводя итог, заканчивает Андрей Александрович.

Сосновка – немецкий поселок. Все трудармейцы, прибывшие сюда в 1945-46-ом годах осели здесь. Кто-то из них воссоединился с семьей, другие женились здесь, когда в начале 50-х годов по оргнабору в Сосновку прибыли женщины с детьми, матери-одиночки. Предполагают, что данная акция была спланирована «в центре» именно с целью закрепления на Северном Урале немецкого мужского населения.  Намерения оправдались. Русские женщины стали сходиться с мужчинами-немцами, рожать детей, которые при этом оставались на фамилиях матерей. За детей и их будущее боялись. А, в общем, на Сосновке ни тогда, ни потом не было межнациональной неприязни. Русские с немцами жили здесь дружно, что не было характерным явлением для Северного Урала 40-х годов. Может причина тому и есть – женский оргнабор.  Так или иначе, но не было на Сосновке, и теперь нет между усадьбами высоких заборов, скрывающих соседей друг от друга, нет массивных ворот, с обязательной табличкой «Во дворе злая собака» - отличительная особенность не только поселков Северного Урала, но и частного сектора в городах.  Сосновка и, правда, какая-то открытая, светлая. С аккуратными калитками из низкого штакетника, и цветами у окон, опять же не уральскими, а привезенными из средней полосы России.   

А к Андрею Александровичу Рейтеру в начале 50-х приехала из Сибири вместе с сыном его немецкая жена. Здесь у них родилось еще четверо детей. И прожили они в мире и согласии долгую жизнь. В юбилейный для Сосновки 1995 год большую семью Рейтеров чествовали в местном клубе. Я смотрю на фотографию и не могу скрыть удивления. Вся сцена занята большими и маленькими людьми, женщинами и мужчинами…

В трудные 90-е годы из Сосновки уехало много немецких семей. Отъезд был массовым. Всем ли хорошо на исторической родине, вопрос другой. Уезжали в основном из-за того, что Вагранский леспромхоз, единственное промышленное предприятие поселка, обанкротился. Не стало работы. Замерла жизнь на Сосновке.

-А вы, почему не уехали? – обращаюсь к Андрею Александровичу.

-Не хочу, - тихо говорит он. – Кем я там буду? Русским немцем?.. Нет, Сосновка – родина моя.

-Родина?.. – переспрашиваю я.

 Он молчит. На вид такой хрупкий человек, до сих пор говорящий с сильным немецким акцентом. Оглядываю уютный дом, где в каждом уголке притаились любовь и забота. В доме на Волге заложили Андрею то, что пронес он с собою по жизни – любовь к ближнему своему,  культуру и традиции немецкой семьи, что и давало силы, что было смыслом жизни[…]

*Отрывок из книги: Н.М.Паэгле. За колючей проволокой Урала. Т.2. - Краснотурьинск, 2006, - С.221-226.


 

Информационный центр: inform@rusdeutsch.ru
г. Москва, ул. Малая Пироговская, д. 5, оф. 51
Телефон: +7 (495) 531 68 88,
Факс: + 7 (495) 531 68 88, доб. 8

Частичное или полное использование материалов сайта возможно только с разрешения правообладателя.

разработка сайта ВебДом.Ру