Российские немцы-трудоармейцы, Богословлаг
   
RusDeutschО ПРОЕКТЕТЕКСТЫ  ПОИСК ПО БАЗЕ  КАРТОГРАФИЯДОКУМЕНТЫБИБЛИОГРАФИЯОБ АВТОРАХ

Паэгле Н.М.

Держись, брат! *

(воспоминания Майера А.Г.)

[…]На станцию Турьинские рудники эшелон из Сибири пришел 14 февраля 1942-го года. Выгрузили трудармейцев на третьем комендантском разъезде, где уже был организован лагерь. Отныне промерзшее и сырое подвальное помещение стало их пристанищем на несколько лет. Господи, как же было холодно! И как хотелось есть! Остроту этих чувств не в силах заглушить даже прожитые годы, даже тепло и уют сегодняшних квартир.

В подвале топилась печка-буржуйка, но все равно было очень холодно, - Андрей Георгиевич поежился, - спать ложились в шапках-ушанках и валенках, к утру примерзшие шапки отрывали от нар. Многие, очень многие умерли. Я выжил, наверное, потому, что был рядом со старшим братом. Умел я говорить только по-немецки, и хоть было мне тогда 19 лет, ночами плакал от слабости и тоски по родителям.

Андрея спасла родная кровь – советы и забота старшего брата. В лагере это было важно – остаться человеком. И нелегко. Напротив Андрея и Егора спали на нарах отец с сыном. Они часто ссорились из-за крохотного довесочка хлеба. Глядя на них, старший брат учил Андрея: «Это нехорошо, родным нужно держаться вместе». Люди в бараке были разные. Рядом с братьями на нарах спал человек, который часто бормотал, забравшись под одеяло. Как-то Андрей спросил:

Дядь Егор, Вы о чем там говорите?

Да вот, молюсь о спасении души своей.

Дядь Егор, помолись, пожалуйста, и за нас с братцем, - попросил слабым голосом Андрей.

Самому бы выжить, еще за вас просить, - грубо буркнул сосед.

И повезло ведь ему, - говорит Андрей Егорович, - каким-то образом списали его из трудармии, уехал он к родственникам домой в Сибирь, а потом мы узнали, что в своей деревне все же сгинул он бесславно. Прогневил все же Бога. А разве трудно было ему за других несчастных помолиться?!

Работали Андрей с братом сначала на рытье котлована для фундамента завода и ТЭЦ, а потом перевели на лесоповал 20 квартала. Там стало еще тяжелее, только режим был легче, чем на стройке. Здесь многие тоже умерли. Люди падали прямо по пути на работу, на них сверху – другие, те, кто оказывался внизу, от слабости не могли пошевелиться, их затаптывали и брели дальше.

На лесоповал иногда привозили посылки от родных из Сибири. Голодные люди набрасывались на еду и нередко умирали от поноса. Егор закрыл их посылку в сундук, ключ повесил на шею. Особенно есть хотелось по ночам. Андрей умолял старшего брата: «Дай хоть капельку, хоть самую маленькую капельку сальца». Но Егор твердо отказывал брату, обещая утром его накормить. Кормил понемногу. Не от жадности, а чтобы не разболелся желудок.

Поэтому, наверное, я и выжил, - в который раз повторял Андрей Георгиевич, - спасибо брату!

И все же Егор заболел, свалился прямо в лесу. Отвезли его в больницу. Он был весь такой отекший, толстый, прозрачный. Врач Кооп Егора и еще одного больного списал. А его жена, тоже врач, попросила опробовать на брате какое-то новое, сотворенное ею средство. Кооп согласился: «Все равно умрут». Егор съел пилюлю и три дня не отходил от туалета. Жидкость текла из него ручьем. Так он и выжил.

В День Победы работающим на лесоповале прибавили по 200 граммов хлеба, а на следующий день ровно настолько же сократили паек. В памяти же остался не хлеб, которого никогда не хватало, а жидкая похлебка с редко плавающими чешуйками гороха. Лагерь просуществовал до 1946 года, а многие трудармейцы остались здесь навсегда. – До 1956-го года выезда все равно не было. Андрей Георгиевич Майер тоже женился в Краснотурьинске, здесь родились его пятеро детей. Работал он сначала в отделстрое «Базстроя», потом – на угольном складе и в котельном цехе ТЭЦ, той самой, под фундамент которой рыл он когда-то котлован[…]

*Отрывок из статьи: Паэгле Н. За колючей проволокой Урала. Памяти жертв политических репрессий 1930-1940-х годов посвящается. Т.1. - Краснотурьинск, 2004.- С.188-190.


 

Информационный центр: inform@rusdeutsch.ru
г. Москва, ул. Малая Пироговская, д. 5, оф. 51
Телефон: +7 (495) 531 68 88,
Факс: + 7 (495) 531 68 88, доб. 8

Частичное или полное использование материалов сайта возможно только с разрешения правообладателя.

разработка сайта ВебДом.Ру