Российские немцы-трудоармейцы, Богословлаг
   
RusDeutschО ПРОЕКТЕТЕКСТЫ  ПОИСК ПО БАЗЕ  КАРТОГРАФИЯДОКУМЕНТЫБИБЛИОГРАФИЯОБ АВТОРАХ

Вайс И. Ф.

Воспоминания*

[…]Разгружали нас на «Пятом разъезде». Сразу отправили и взяли под конвой. За вторым ОЛПом было два овощехранилища и под конвоем собаками, всё как у немцев в концлагере было принято, шли мы туда. Завели нас через ворота, там уже охрана была, колючая проволока, вышки. И в этих подвалах-овощехранилищах были сделаны сплошные двойные нары. Вентиляции не было, на нарах был иней. Младшие легли на верхние нары, старшие – на нижние. Расстояние на нарах от столба до столба 3 метра, на человека приходилось 60 сантиметров. С крыши капала вода, вода стояла и на полу. Потом нас зарегистрировали, записали и распределили по бригадам и специальностям, кто ничего не умел, был отправлен на земляные или плотничьи работы. Когда сюда приехал здесь был лес. Абсолютно ничего не было, и строительство началось с самого начала, с первого колышка…

Здесь был лагерь – жестокая жизнь. Из немцев был начальник колонны. Военные, отозванные с фронта, были сделаны начальниками, они немножко знали русский. Мы русский почти не знали. Я студент, учил русский, как иностранный язык. На стройплощадки водили под конвоем, начальник конвоя кричал: «Шаг вправо, шаг влево – попытка к бегству. Стреляем без предупреждения». Территория завода также была ограждена колючей проволокой. Я попал на строительство железной дороги, на земляные работы. Земля – грунт, потом скала. По выполнению нормы давали и хлеб. Первый котёл, второй, третий.  Если норму выполнял давали 600 – 800 граммов. В эту зону привозили в кадках баланду. А хлеб давали вечером. Бригадир получал его с хлеборезки на всю бригаду. Иногда довеска не было, а дырка от колышка была.

В этой зоне первое время были и заключённые, были и женщины, но потом женщин отделили, их отправили на подсобные работы. Были бригады заключённых и немцев. Со свободными не сталкивался. Вольнонаёмные были работниками НКВД.

- Как Вас воспринимали представители власти? Как Вы относились к представителям власти?

Они относились по-разному. Один просто как зверь был. Как потом выяснилось, они сами бывшие з/к были и их взяли в НКВД. И они издевались, как могли. «Фрицы», фашисты, а ответить мы не могли. Заключённому было лучше, он знал, за что сидит, знал начало и конец срока. А я ничего не знал.

 На строительстве говорили по-немецки. Об НКВД и политике никто ничего не обсуждал в бараках. Скажет кто-либо: «Хреновая баланда!» Так, баланду даёт государство, им руководит товарищ Сталин, значит ты против него. И увозили по 58 статье. Потом мастерами стали и з/к. Уголовники могли и обворовать. Начальник занижал котловку. Почему я остался жив? Мы работали отдельно – 7 пацанов. Меня взял инженер-геодезист себе в помощники. Я осваивал геодезию и сдавал ему экзамены. Он сделал мне пропуск и стал я бесконвойным. Из семерых нас выжило двое. Я дал слово, что если выживу, то поставлю памятник, увековечу их память. Я выполнил клятву. Инженер Александр Александрович Парижский писал мне отдельную котловку. На работе при записях ошибаться было нельзя, если ты это сделаешь – вредительство, работаешь на Гитлера. Потом я стал работать самостоятельно. С инженером мы подружились и обучали друг друга языкам. Через некоторое время его взяли в армию и он нам писал оттуда.  Потом стало полегче, бригады стали ходить бесконвойными, но всё равно следили переодетые «попки». Все сконцентрировались в 14 отряде, подсобные работы – 42-й и 33-й квартал. Утром на разводе немец играл на гармошке. Была карта и с положением на фронте. Немцев-коммунистов тоже водили под конвоем.         

- Во время нахождения в трудармии Вы считали себя заключёнными или солдатами?

- Считались трудармейцами. Не мог представить, что можно с человеком так поступать. В указах писали, что мы взрывали мосты. Господи, у нас и мостов в деревне не было. Внутри я считал, что нужно честно работать и выжить, после войны всё наладится, и вернёмся домой. А получилось… В 1946 году передали нас из НКВД. В 1948 году мы подписали бумагу об отказе от имущества  в АССР НП[…]     

 *Интервью с Вайсом И.Ф. проведено А.А.Пермяковым 15.03.2006 г. Архив лаборатории «Историческая информатика». СГИ-НТГСПА.


 

Информационный центр: inform@rusdeutsch.ru
г. Москва, ул. Малая Пироговская, д. 5, оф. 51
Телефон: +7 (495) 531 68 88,
Факс: + 7 (495) 531 68 88, доб. 8

Частичное или полное использование материалов сайта возможно только с разрешения правообладателя.

разработка сайта ВебДом.Ру