Российские немцы-трудоармейцы, Богословлаг
   
RusDeutschО ПРОЕКТЕТЕКСТЫ  ПОИСК ПО БАЗЕ  КАРТОГРАФИЯДОКУМЕНТЫБИБЛИОГРАФИЯОБ АВТОРАХ

Кузьмина П. М.

Где хорошо, там и родина*

(Иван Михайлович Вейт)

[…]Мы жили в селе Брабандер, на Волге, чуть ниже церкви. Мама говорила, что мы жили неплохо. Но я ей не возражал.

Мне помнится, как я, стоя у окна, встав коленями на скамью, целыми днями смотрел на улицу. Обуви не было, одни штанишки с лямкой через плечо, в них я ходил днем и спал ночью. Братья, как и я, спали на полу, на войлоке. Наша семья из шести человек ютилась в одной комнате, где стояли кровать отца с матерью, скамейка на всю комнату и большой стол. Утром жарили на сковородке кусочек свиной грудки, который делили на всех, по возрасту, и пили чай из сладкого корня с хлебом. Весной, когда солнце припекало и от земли шел пар, мы пробирались через лужи на пригорок и играли в мяч. Летом детишкам было совсем хорошо.

Нас раскулачили, мы, оказывается, были кулаками. Они приехали зимой, сняли с отца валенки, и он сидел босой. Муку, сколько у нас было, забрали вместе со столом, скамьей и кроватью. Все вещи загрузили в подводу и свезли в сарай. Впоследствии эти вещи украли из сарая. А когда их обнаружили, маму вызвали на опознание. Вещи на рынке продавала мамина подруга из бедной семьи, которой мама много помогала. Особенно было жалко одеяла, сшитого из лоскутков. Мама обратилась к подруге затем, чтобы вернуть его за выкуп, но та ответила, что оно ей самой пригодится.

Возле мельницы, у воды, стояла маленькая избушка, где жили пожилые люди. Отцу предложили переехать туда, а стариков переселить в наш дом. Но старики отказались. «Мне ничего не надо, сынок, - сказал один из них, - оставайся сынок в своем доме, а у нас есть своя избушка, и мы будем здесь доживать свой век».

А потом отца посадили за то, что он отказался вступать в колхоз, и увезли в город Курск, где его содержали в двухэтажном доме. Но через месяц всех задержанных разогнали, отпустили и нашего отца. Как только его освободили, мы уехали в Баку искать лучшей доли. Много немцев уезжало в то время. Там была введена продуктовая карточная система, но все равно было лучше, чем в России. Мы вместе с другими немцами сняли помещение у киргизов. Это помещение оказалось загоном для скота, выложенным из камня, с плоской крышей и с окнами под самым потолком. Там жили шесть немецких семей. Спали на соломе. А пищу готовили на примусах. От непосильной работы на стройке и неустроенности быта отец вскоре заболел. Перед смертью он все просился домой. «Вот придет пароход, - успокаивали мы отца, - с ним обязательно уедем». Утром он умер, а в обед пришел долгожданный пароход.

После смерти отца пришлось вернуться в родное село, но здесь было нечего есть и невозможно было остаться из-за гонений. И нам пришлось искать место в других совхозах, где хоть немного кормили. Таким местом оказался совхоз им.Карла Маркса, в 40 километрах от Брабандера.

Немцы из этого совхоза в 1941 году были выселены в Омскую область, в район города Тары, это около 300 километров вниз по Иртышу. И туда можно добраться только летом, по воде. В октябре нас привезли сюда, а в 1942 г. всех мужчин забрали в трудармию[…]

*Отрывок из статьи П.М. Кузьминой //Tagilzeitung. №12(24) ноябрь-декабрь 2000.


 

Информационный центр: inform@rusdeutsch.ru
г. Москва, ул. Малая Пироговская, д. 5, оф. 51
Телефон: +7 (495) 531 68 88,
Факс: + 7 (495) 531 68 88, доб. 8

Частичное или полное использование материалов сайта возможно только с разрешения правообладателя.

разработка сайта ВебДом.Ру